ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО О.И.АНДРЕЙЦЕВОЙ ПРЕЗИДЕНТУ РФ

 

bird

Президенту РФ В.В.Путину

От гр. О.И.Андрейцевой,

 

Открытое письмо.

Глубокоуважаемый Владимир Владимирович!

Я,  старший научный сотрудник отдела абдоминальной хирургии Национального медицинского исследовательского центра хирургии (НМИЦХ) им.А.В.Вишневского Андрейцева Ольга Ивановна, обращаюсь к Вам с открытым письмом о проблемах нашего Центра (ранее ФГБУ «Институт хирургии им.А.В.Вишневского» МЗ РФ).

В январе 2016 г. Институт хирургии им.А.В.Вишневского   возглавил академик А.Ш.Ревишвили, ранее занимавший должность заведующего  отделением хирургического лечения тахиаритмий НЦССХ им. А.Н. Бакулева. 31.08.2016 года академик  А.Ш.Ревишвили сказал в интервью  журналу Vademecum:

«Говорят: «Вот пришел специалист по аритмиям, значит, институт будет развиваться в этом направлении». Я могу понять такую логику. Директор – это финансовый распорядитель, который может купить все для своего направления и после этого закрыть институт или перепрофилировать его. Безусловно, я не готов бросать направление, которому отдал 40 лет своей жизни. Но делать перекос в его сторону тоже не собираюсь. Моя задача – восстановить известную во всем мире школу Института Вишневского.

«Я пришел сюда не разрушать традиции, которые были созданы до меня, а вместе с вами возрождать имя института. Но только вместе с вами. Без вас я не смогу этого сделать и, если вы меня не поддержите, здесь не останусь».

Вскоре после прихода  нового директора в Институте появилась семья, несущая в себе все признаки коррупционной группы  (ст.10 ФЗ «О противодействии коррупции»).

Это:

-помощник директора по ФЭВ А.П.Фролова,

-ее дочь – И.Ю.Сидорова, помощник директора по АЧХ

--ее зять – М.В.Панфилов - начальник отдела  материально-технического обеспечения. В руках этого семейства сосредоточилась вся полнота власти в Институте, решение всех финансовых, кадровых вопросов, стратегических вопросов оптимизации учреждения. Альбина Павловна Фролова, будучи по образованию бухгалтером, стала быстро и четко (как и положено бухгалтеру) расправляться с цифрами, стараясь извлекать из предприятия максимальную прибыль.

Коллектив вначале еще надеялся, что директор объяснит бухгалтеру, что «большая хирургия» не может быть прибыльной.  Но, по-видимому, А.П.Фролова сумела отстоять свое мнение…

 

… И начался длительный дорогостоящий ремонт административных этажей и кабинетов, столовой, конференц-зала, благоустройство территории (лавочки, газоны). Замечу, что ремонт этих же помещений едва был закончен перед приходом на директорство А.Ш.Ревишвили. По-видимому, его взыскательный вкус  усмотрел не достаточно эстетики в ремонте, проведенном его предшественником.

Летом 2016 года наш Институт удостоился чести  быть пополненным эндоваскулярным хирургом, академиком Б.Г.Алекяном, соратником директора по Институту им.А.Н.Бакулева. Покидая славный Институт сердечно-сосудистой хирургии,  академик Б.Г.Алекян написал обращение к врачебному сообществу, непрозрачно намекая на некомпетентность своего бывшего шефа Л.А.Бокерии, видимо, искренне считая тандем академиков Ревишвили –Алекян  более компетентным в вопросах сердечно-сосудистой хирургии. И пошел неуправляемый и неконтролируемый крен нашего видавшего виды судна на кардиохирургический борт. Академик Б.Г.Алекян занял пост руководителя отделения эндоваскуляной хирургии, в связи с чем практически моментально проведена реконструкция рентгеноэндоваскулярного оперблока,  оснащенного по последнему слову техники.

Все другие операционные остались без внимания директора (видимо, очередь на их ремонт и реконструкцию запланирована после кабинетов администрации, холлов, столовой, конференц-зала, озеленения территории, укладывания тротуарной плитки, установки во дворе лавочек и т.д.).  В плановом оперблоке - 9 операционных. Три из них находятся в ужасном состоянии, требуют срочного ремонта. Две из этих трех активно функционируют. Третья простаивает в связи с отсутствием штата сотрудников. На остральные 6 операционных претендует 10 отделений! Работа в операционных ведется в ОДНУ смену, так как А.П.Фролова считает невыгодным с финансовой точки зрения содержание  двух смен операционных бригад. Почему же ни директор, ни главный врач не объяснят ей необходимость двухсменной работы?

15.10.18 была наконец-то закрыта операционная №7 отделения гнойной хирургии (снятая в ролике)! Вместо перевода всех операций в простаивающуу операционную №10, руководство пошло по другому пути – ЗАКРЫТА ГОСПИТАЛИЗАЦИЯ пациентов для оперативных вмешательств в отделение ран и раневых инфекций! Складывается впечатление, что это уникальное отделение – пасынок у Института!

В Институте не существует ЭКСТРЕННОЙ ОПЕРАЦИОННОЙ.

Отсутствие экстренной операционной в учреждении, занимающимся «большой» хирургией – нонсенс. Отсутствие экстренной операционной ведет к тому, что при возникновении у пациентов послеоперационных осложнений – экстренные операции часто необоснованно откладываются до момента освобождения плановых операционных столов. Иногда приходилось оперировать пациентов с кровотечением прямо в палате реанимации на реанимационной койке.

Простаивающая операционная №10 могла бы стать экстренной при условии обеспечения ее как минимум четырьмя операционными бригадами. Альбина Павловна  (Фролова) не разрешает так неэкономно тратить деньги!

 

Из интервью директора  журналу Vademecum «… Нужно оснастить институт по самому последнему слову техники. Многое у нас уже есть – лапароскопические технологии, МРТ- и КТ-оборудование, даже робот, но, тем не менее, не хватает большого арсенала техники, которая необходима для современного медицинского центра» (https://vademec.ru/article/mnogie_ozhidali_uvolneniy-_a_ya_sdelal_vse_naoborot/)

 

В операционном блоке простаивает дорогостоящее оборудование для резекций печени и поджелудочной железы, кавитации полостей эхинококковых кист (ERBE, PlasmaJet, SОRING) – в связи с отсутствием закупок к ним расходных материалов, отсутствием их технического обслуживания. Резекции печени выполняются допотопными способами – пальцами, ножницами, биполярным коагулятором – стыд для Национального исследовательского центра!

Количество расходных сетов к аппаратам возврата крови (Cell-saver), которые используются при операциях, заведомо сопровождающихся большой кровопотерей, резко ограничено. Поэтому и использование такой аппаратуры стало резко ограниченным – когда кровопотеря начинает превышать полтора-два литра. А правильнее было бы начинать использовать аппарат возврата крови с самого начала таких операций, не дожидаясь критической кровопотери.

В НМИЦХ  имеется РОБОТ Da Vinci-S (сложная роботизированная платформа для комплексной хирургии, использующая минимальный инвазивный подход) – модификация S является морально устаревшей, снята с производства. Закупка расходных инструментов к роботу Da Vinci   крайне ограничена ПОМОЩНИКОМ директора по ФЭВ А.П.Фроловой – очень дорого. И даже в таких условиях хирурги НМИЦХ умудряются выполнять госзадание по роботическим оперативным вмешательствам. В декабре 2018г. наш РОБОТ Da Vinci погибнет смертью храбрых: фирма-производитель признает эту модель устаревшей и отказывается от «опеки» над ней! Между тем, никаких заявок фирме-дистрибьютеру (Intuitive Surgical)  на обновление роботической системы от нашего Национального исследовательского Центра не поступало. Можно, конечно, продолжить работу на ней, на коленке – как и многое другое у нас. Но, случись что – кто понесет ответственность? Опять стрелочника найдут.

С приходом новой администрации хирургии позабыли о существовании современных сшивающих аппаратов, вернулись к работе устаревшими аппаратами УО (разработка середины прошлого века). Эти УО-шки настолько непредсказуемо работают, что после прошивания обнаруживаются частично непрошитые участки полых органов (дырки), которые приходится зашивать вручную. Это еще полбеды, если дырки видны сразу. Часть скрепок загибаются в неконтролируемом направлении, что во время операции определить не представляется возможным и может вести к развитию несостоятельности швов в послеоперационном периоде и развитию тяжелых послеоперационных осложнений. Некачественные швы отлично видны при рентгенологическом исследовании после операции.

Наши инструменты для лапароскопических операций изношены, и новые не закупаются. Что уж и мечтать о развитии  технологий!

Диагностическая аппаратура (компьютерные томографы (КТ), магнитно-резонансные томографы (МРТ) давно морально устарела и физически изношена, часто ломается (вследствие несвоевременного проведения профилактических работ и отсутствия закупок необходимых модулей). Помощник директора по ФЭВ А.П.Фролова крайне негативно реагирует на заявки о необходимости таковых – «нет денег». Недавняя поломка  одного из двух аппаратов КТ (20.07.17) привела к его простою более 3-х недель (примерный еженедельный убыток по докладу зав. отделением рентгенологии проф. Г.Г.Кармазановского составил около 800.000 рублей). Второй КТ-томограф находится в рабочем состоянии, но располагается на этаже, где продолжается многомесячный ремонт  (с декабря 2017 г); помещение, где расположен томограф, превращено в склад и, следовательно, дорогостоящая диагностическая аппаратура скоро уже год вынужденно простаивает!

В течение последних 2-х лет значительно ухудшилось обеспечение отделений лекарствами, часто отсутствуют самые необходимые из них (антибиотики, растворы глюкозы, физиологический раствор, гастропротекторы, антикоагулянты). Имеет место постоянная нехватка растворов для внутривенного и зондового питания. Про такие лечебные препараты, как альбумин, гепатопротекторы, сандостатин, аминокистотные препараты, эритропоэтины – мы просто забыли.

12.10.18 на канале России  в одной из новостных программ был показан сюжет о том, как изумительно хорошо обстоят дела в Институте. В частности, директором с экрана было заявлено, что  у нас есть современное онкологическое отделение, где ВСЕ россияне смогут получать БЕСПЛАТНУЮ помощь!

Так вот: «современное онкологическое отделение» - это 5 коек в неотремонтированных палатах 2-го абдоминального отделения и ОДИН  врач-онколог. Химиотерапия проводится у нас ТОЛЬКО ПЛАТНО. Сутки пребывания пациента на химиотерапевтической койке стоят 11000 рублей. Все химиопрепараты, препараты сопровождения, а также зачастую физраствор и шприцы пациенты приносят с собой.

Выплаты врачу-онкологу и медсестре, выполняющей химиотерапевтические назначения, от проведения хоздоговорного лечения, НЕ ПРОВОДЯТСЯ.

Кроме того, в отделении нет технических условий для проведения химиотерапии: в нарушение САНПИН – в течение 2-х лет отсутствует вытяжной шкаф для разведения химиопрепаратов; отсутствует контейнер для утилизации тары от химиопрепаратов (класс Г).

В том же сюжете академик А.Ш.Ревишвили рассказал, какие сложные оперативные вмешательства проводятся пациентам в Центре совершенно бесплатно. Только забыл упомянуть, что до бесплатного лечения будут допущены лишь пациенты, прошедшие у нас ПЛАТНОЕ обследование. Так, чтобы попасть на бесплатное лечение в суперсовременное аритмологическое отделение, пациент должен выполнить у нас как минимум три исследования на сумму 20450 рублей.

 

Организационно-штатные мероприятия для оптимизации работы.

Увольнения

В интервью  журналу Vademecum директор заявил: (Я) «Никого не уволил... Единицы написали заявление об уходе… Некоторых сотрудников, которые когдато по различным причинам ушли из института, я, наоборот, вернул. Многие наблюдали, как я буду вести себя по отношению к старшему поколению сотрудников, ожидали увольнений. Но я сделал все наоборот» (https://vademec.ru/article/mnogie_ozhidali_uvolneniy-_a_ya_sdelal_vse_naoborot/)

В сентябре 2017 года прошли массовые увольнения сотрудников (по данным администрации – 59 человек, по данным самих уволенных -134 человека). Никому из увольняемых никаких уведомлений о сокращении или увольнении не вручали. Все мероприятия по сокращению и увольнению прошли «одним днем».

Часть активных врачей пенсионного возраста были принуждены  к написанию заявлений о ДОБРОВОЛЬНОМ переводе их на 0,5 или 0,25 ставки (профессор  Дан В.Н, хирург Шевченко Т.В., хирург Амирасланов Ю.А., хирург Аскеров Н.Г., хирург Икрамов Р.З., кардиолог Пивоварова Е.М. ). Четверо  сокращенных хирургов очень тяжело переживали свое сокращение. У всех значительно ухудшилось здоровье. Двое в течение года после сокращений уволились по собственному желанию, один в течение того же года скоропостижно скончался на рабочем месте. Последний из четверых продолжает работать на 0,5 ставки, часто болеет.

Хирург Т.В.Шевченко после перевода ее «в добровольном порядке» на 0,5 ставки, фактически работает на 2 ставки.

В связи с ОПТИМИЗАЦИЕЙ нескольким ведущим специалистом Центра, занимающим должности заведующих отделениями или руководителей группы вручены уведомления о сокращении их ставок и предложено перейти на работу врачами-хирургами или врачами-реаниматологами.

Один из них – заведующий отделением Ожогового центра, председатель РОССИЙСКОГО СЕПСИС-ФОРУМА – принял решение прекратить свою деятельность в НМИЦХ, уволился по собственному желанию. В связи с этим в Учреждении прекратил работу Локальный этический комитете (ЛЭК) и закрыто большое многоцентровое клиническое исследование новых антибактериальных препаратов, так как означенный сотрудник являлся председателем ЛЭК и главным исследователем в указанном исследовании. Это – жирный МИНУС в работе Национального исследовательского центра!

Другие сотрудники, получившие подобные уведомления, рассматривают предложения о новых площадках работы – для ухода целыми отделениями.

Наряду с этим в НМИЦХ значительно расширился штат аритмологов, специалистов по эндоваскулярной хирургии, кардиологов. По-видимому, директор решил превратить наш Центр в придаток Института сердечно-сосудистой хирургии. В Центре появился положенный ему по штату организационно-методический отдел со штатом в 20 человек.

 

Пострадали от сокращений целые подразделения НМИЦХ

 

Так, оптимизация больно ударила по отделению реанимации ран и раневых инфекций (6 коек), где сосредоточен наиболее тяжелый контингент септических пациентов.

Сотрудников этого отделения морально затерроризировала помощник директора по ФЭВ А.П.Фролова, постоянно объявляя им, что они - очень убыточное отделение! В условиях постоянного неуважительного отношения к труду реаниматолога,  практически открытой травли, низких зарплат – большинство сотрудников предпочли прекратить работу в этом крайне сложном отделении, уволились и перешли на другие места работы. Дошло до того, что, например, в сентябре 2018 г. 15 дежурств в указанном отделении были «закрыты» ординаторами  (учащиеся, без сертификатов, не имеющие юридического права оказывать реаниматологическую помощь). В графике дежурств на октябрь 2018 г. 16 дежурств «закрыты» ординаторами.  

Сейчас на лечении в НМИЦХ находятся две пациентки из Керчи с минно-взрывной травмой. Обе были оперированы. Для операций у одной из пациенток очень были  нужны сшивающие аппараты и аппарат для резекции печени – пришлось обойтись без них и делать все  по старинке! У обеих пациенток есть все показания к пребыванию в отделении реанимации ран и раневых инфекций (где катастрофически не хватает штатных врачей), но лечатся обе в «чистой» реанимации. Не доверишь же лечение таких сложных пациенток ординаторам!

 

-Отделение УЗИ-диагностики перестало существовать!  Оно было передано в состав отделения рентгенологии и магнитно-резонансных методов исследования с кабинетом ультразвуковой диагностики  - с сокращением ставок и сотрудников.  В настоящее время отделении были сокращены ВСЕ ставки ВРАЧЕЙ. Все оставшиеся в отделении специалисты – на должностях научных сотрудников, в должностные обязанности которых не входит лечебно-диагностическая работа. В отделении рентгенологии и магнитно-резонансных методов исследования сокращено больше половины  научных ставок и часть ставок врачей. На три ставки сотрудников, находящихся в декретном отпуске, персонал не набран. Сотрудники не успевают давать заключения по результатам проведенных обследований. А еще они обязаны учить и контролировать ординаторов, заниматься научной работой. Персонал «выгорает», точность заключений падает!

 

Отделение физиотерапии также перестало существовать. Остался КАБИНЕТ физиотерапии.В сентябре 2017 г уволена заведующая отделением, а затем и единственный врач. Сокращено несколько ставок медсестер. В отделении остались 3 сестры, массажист и методист ЛФК. На должность врача  приглашена на 0,5 ставки врач-реаниматолог из отделения реанимации ран и раневых инфекций (по совместительству). Когда она после суточного дежурства в реанимации уходит домой, процедуры пациентам назначают медицинские сестры (юридическое нарушение!). Ординаторская  (место работы медицинского персонала) изъята у отделения в пользу расширившегося планово-экономического отдела. Теперь сотрудники кабинета физиотерапии переодеваются, хранят вещи, материальные ценности, документы, принимают пищу в зале, где выполняются физиопроцедуры.

 

Отделение патоморфологии с лабораторией электронной микроскопии.

-является основным наукоемким отделением Института, так как большинство научных изысканий, особенно связанных с определением прогноза течения онкозаболеваний  и применяемой в отношении пациентов тактики, базируется на гистологическом, иммуногистохимическом, молекулярно-генетическом исследованиях. Сейчас штатное расписание некогда большого  отделения, с академическим подходом к работе, ужато ниже минимально возможного.

В отделении простаивает около года сломанная аппретура для выполнений срочных гистологических  исследований и подготовки гистологических препаратов – криостат и микротом!

В этом отделении с ноября 2016 г. было  суммарно сокращено более 15 ставок: 6,25 ставок в отделении патоморфологии (в том числе упразднены все четыре ставки научных сотрудников) и  9 ставок в лаборатории электронной микроскопии.

Сотрудники «в загоне». Уникальная лаборатория электронной микроскопии – источник научной продукции НМИЦХ – держится на одной заведующей и главном научном сотруднике - совместителе на 0,5 ставки. Какой науки можно в этих условиях ожидать от Национального Медицинского исследовательского Центра?

 

23.07.18 я обратилась к Вам с письмом о плачевном состоянии дел в нашем Центре, а также писала о том, что   В Институте имеют место многочисленные факты нарушений ТК РФ, связанные с приемом и оформлением на работу сотрудников, изменениями в одностороннем порядке действующих трудовых договоров, фальсификация и сокрытие документов, подделка подписей на документах (доказательства готова представить); в Институте действует крайне НЕПРОЗРАЧНАЯ система начисления зарплат, их значительное занижение (доказательства готова представить); в Институте существую постоянные перебои с обеспечением лекарствами и расходными материалами для операционного оборудования и лечебного процесса; в Институте имеется максимальная Централизация руководства, сосредоточенная в руках семьи помощника директора по ФЭВ А.П.Фроловой при полном невмешательстве директора в ее дела;  главный врач НМИЦХ Ф.М.Семенов не несет никакой функциональной нагрузки по организации работы Учреждения.

Сомневаюсь, что это письмо дошло до Вас. Зато через 2 дня оно попало в Минздрав РФ7 А еще через месяц я получила ответ от заместителя директора Департамента медицинского образования и кадровой политики в здравоохранении г-жи И.А.Купеевой. Он гласит: «По информации, полученной от Федерального государственного бюджетного учреждения «Институт хирургии имени А.В.Вишневского» Министерства здравоохранения Российской  Федерации, факты, указанные в Вашем письме, не подтвердились».

Ответом нашей администрации мне были три «судилища»: 24.07.18 – производственное совещание под председательством главного врача Ф.М.Семенова, 04.09.18 – заседание комиссии по этике и 14.09.18 – общеинститутская конференция, на которых меня клеймили, как врага Института и требовали наказания.

10.08.18 директором был выпущен приказ №181 «О внесении изменений в штатное расписание», единственной задачей которого было найти возможность для моего увольнения. Поскольку приказ был выпущен впопыхах, 13.08.18 директору пришлось выпустить еще один «уточняющий» приказ №184 «О внесении изменений в приказ от 10.08.18 №181 «О внесении изменений в штатное расписание». В соответствии с этими Приказами с  01.11.18 прекращает свое существование 2 абдоминальное отделение с группой реконструктивной хирургии пищевода и желудка (РХПЖ). На его месте открывается онкологическое отделение хирургических методов лечения и противоопухолевой лекарственной терапии.

Этим шагом администрация одним махом закрывает в НМИЦХ такие традиционно сильные  для Института направления хирургии, как хирургия неопухолевых очаговых поражений печени, реконструктивная хирургия желчных протоков, хирургия хронического панкреатита, хирургия неопухолевых заболеваний пищевода, лечение травматических стриктур желчных протоков.

На основании тех же приказов количество научных ставок в уменьшено с 79 до 74. Решение о сокращении научных ставок прошло без участия Ученого совета Института, ученого секретаря, заместителей директора по научной работе.

28.08.18 мне было вручено Уведомление от 16.08.18 о сокращении занимаемой мною должности старшего научного сотрудника и о том,  что в течение 2-х месяцев мне будут сделаны предложения о занятии вакантных должностей.

07.09.18  мне сделано предложение  (от 04.09.18) о занятии вакантных должностей врача-хирурга онкологического отделения и врача-хирурга приемного покоя. 11.08.18 мною выражено письменное согласие на занятие должности врача-хирурга онкологического отделения.

Не тут-то было! 16.10.18 мне вручено новое предложение  (от 15.10.18), к котором сказано, что мое согласие на занятие должности врача-хирурга онкологического отделения «рассмотрено  и удовлетворено быть не может, так как более ранними датами поступили согласия на замещение указанной должности от других работников» (от себя замечу, что с «других работников», врачей без категории, готовящихся к защите кандидатских диссертаций,  согласия были взяты раньше, чем мне было сформировано предложение). Зато во втором предложении представлен гораздо больший спектр вакантных должностей: медсестра различных отделений – 9 ставок, документовед – 1 ставка, санитарка различных отделений – 4 ставки, уборщик помещений и уборщик территорий. В предложении указано, что если не соглашусь ни на какую предложенную работу, то трудовой договор будет со мною 31.10.18.

Нескольких заведующих отделениями наш директор попросил «немного потерпеть»  (до 01.11.18, когда Андрейцева будет уволена) и пообещал, что уже 02.11.18 все приказы будут переписаны по-новому – будут совсем другие отделения и другое штатное расписание!

Уважаемый Владимир Владимирович!

Директор НМИЦХ им.А.В.Вишневского академик А.Ш.Ревишвили не выполнил ни одного из данных коллективу обещаний. Считаю, что директор и его нерадивая администрация должны уйти в отставку. Коллективу НМИЦХ необходимо дать возможность выбрать своего директора из числа молодых активных хирургов, талантливых ученых, пользующихся всеобщим уважением, знающих нужды хирургии и нашего Института!

На сайте www.Change.org петиция «Остановить развал Института хирургии имени А.В.Вишневского» набрала более 112 тысяч подписей. Прошу Вас помочь остановить развал нашего Института!

Я очень хочу увидеть расцвет  НМИЦХ им.А.В.Вишневского, оставаясь его сотрудником. Поэтому  в настоящее время рассматриваю заманчивое предложение поработать уборщиком территорий (если, конечно, вакансия еще не занята!).  Работа спокойная, на свежем воздухе. Надеюсь, это будет первый случай в Новейшей истории России – врач предпенсионного возраста, кандидат медицинских наук, хирург высшей категории, автор 89 печатных работ, старший научный сотрудник  с индексом Хирша 8, имеющий смежную специальность онколога и отработавший в отделении трансплантации печени НИИ СП им.Н.В.Склифосовского 13 лет со дня его основания – уборщик территорий в НМИЦХ ИМ А.В.Вишневского! Институт сможет гордиться мной!

 

22.10.18



С уважением,

Пока еще старший научный сотрудник

Отдела абдоминальной хирургии

НМИЦХ им.А.В.ВишневскогоО.И.Андрейцева



PS. Сегодня у нас радостное событие – нас покинула А.П.Фролова (насчет семейства не знаю).

 

НМИЦХ




Поделиться: